Главная » Статьи » Исторический клуб » Тёмные пятна истории

КАК ПОЛЕВАНОВ БОРОЛСЯ ПРОТИВ ЧУБАЙСА

Полеванов Владимир Павлович

 

Родился 11 ноября 1949 г.

Окончил Харьковский государственный университет им. Горького в 1971 г., доктор геолого-минералогических наук

С 1971 г. работал на Колымских приисках в Магаданской области: горным мастером на золотодобывающей шахте в Сусуманском районе, главным геологом партии, главным геологом Ягодинской экспедиции

С 1984 г. — начальник объединения "Северовостокгеология"

С 1989 г. — главный геолог объединения "Амургеология"

В мае 1992 г. был назначен председателем Амурского областного комитета по геологии

1993—1994 — глава Администрации Амурской области

В 1993 г. был избран членом Президиума Амурского научного центра Дальневосточного отделения РАН; действительный член РАЕН

1994—1995 — заместитель Председателя Правительства РФ, председатель Госкомимущества России

С ноября 1994 по январь 1995 – председатель Госкомимущества РФ

С января 1995 г. — заместитель начальника Контрольного управления президента РФ. После ухода из Администрации президента РФ заявил о создании избирательного блока государственной ориентации - «За Родину» общественно-политического движения "Новая Россия", который проиграл на выборах в Думу в декабре 1995 года

В феврале 1996 г. организовал и возглавил горнорудную компанию "Апсакан"

В настоящее время занят предпринимательской деятельностью.

Владимир Полеванов был назначен на должность председателя Госкомимущества 15 ноября 1994 при активном участии руководителя Службы безопасности президента РФ Александра Коржакова. А уже 24 января 1995 был снят с этого поста без указания причин после скандала с публикацией в газете "Правда" его записки об оценке итогов приватизации при Чубайсе.

Стоит сразу отметить, что В.Полеванов был единственным из председателей ГКИ, кто не входил в «команду Чубайса» и пытался бороться с тем положением вещей, которое в те годы творилось в данном ведомстве. В том числе с безраздельной властью американских советников, которые принимали активное участие в приватизации российских предприятий военно-промышленного комплекса (ВПК) американскими компаниями.

Вот что рассказывает сам В.Полеванов в интервью: «Когда в ноябре 94-го я стал председателем Госкомимущества, меня поразило несколько вещей. В учреждении работали и имели постоянные пропуска 32 сотрудника американских фирм — и русские и американцы, — которые имели доступ в святая святых: компьютерный центр ГКИ. То есть они заранее получали информацию (какой конкурс готовится, какие условия будут выставлены), что давало им огромные преимущества и делало победу предопределенной.

Причем, один из этих американцев — Джонатан Хэй — как официально, секретными письмами, докладывала мне контрразведка, являлся кадровым разведчиком ЦРУ. Лубянка просила удалить Хэя из Госкомимущества, но когда я попытался его убрать, то столкнулся с жесточайшим сопротивлением Чубайса»

«5 января 1995 года, — вспоминает В.Полеванов, — я приказал охранявшему здание ЧОПу изъять пропуска у всех 32 иностранцев, в том числе и у Хэя. Разразился скандал. Тогдашний пресс-секретарь Чубайса (впоследствии глава «Мосэнерго») Аркадий Евстафьев лично возглавил прорыв. Вместе с иностранцами он забаррикадировался в компьютерном зале и в течение суток не выходил оттуда. Как я понимаю, уничтожал компрометирующую документацию — от фамилий людей до условий будущих конкурсов, названий фирм. А тем временем мне в истерике беспрерывно звонил Чубайс: «Оставьте американцев и Хэя в покое!» «Дайте письменный приказ, и мы сразу вернем пропуска назад», — вежливо отвечал я ему. Понятно, что прислать письменный приказ Чубайс никогда бы не решился»

«Подняв документы, я с ужасом обнаружил, что целый ряд крупнейших предприятий ВПК был скуплен иностранцами за бесценок. То есть заводы и КБ, выпускавшие совсекретную продукцию, вышли из-под нашего контроля. Тот же Джонатан Хэй с помощью Чубайса купил 30% акций Московского электронного завода и действовавшего с ним в кооперации НИИ «Графит» — единственного в стране разработчика графитового покрытия для самолетов-невидимок типа «Стелс». После чего Хэй заблокировал заказ военно-космических сил на производство высоких технологий».


Именно этими своими действиями против Д.Хэя, который впоследствии привлекался американским судом за обман и растрату денег налогоплательщиков и тогдашнего пресс-секретаря Чубайса А.Евстафьева, Полеванов поплатился должностью. В 1994 году А.Евстафьев был задержан и выдворен из здания Госкомимущества РФ сотрудниками охраны Полеванова. После этого случая А.Чубайс поднимает скандал в центральной прессе и организовывает "обличительные" в отношении Полеванова выступления на нескольких каналах телевидения.

К тому же сыграли на руку Чубайсу «еретические» по тем временам заявления Полеванова о реприватизации в некоторых отраслях промышленности, например алюминиевой. Фактически Полеванов предлагал аннулировать предыдущие итоги приватизации, вернуться к 1991г. и начать всё с начала. 18 января 1995 года Полеванов написал письмо тогдашнему премьеру Виктору Черномырдину с предложением национализировать многие уже приватизированные предприятия. В послании он не только подверг критике политику в области приватизации, но и выдвинул многочисленные обвинения в адрес Чубайса и всей команды приватизаторов.

После того, как письмо осталось без ответа, Полеванов передал его в СМИ, вскоре после этого он был незамедлительно снят с должности руководителя ГКИ.

В своем докладе "Оценка первого этапа приватизации в 1992-1994 гг.". Владимир Полеванов отметил, что около 60% предприятий стали негосударственными, порядка 40 млн человек - акционерами. В 20 субъектах Федерации приватизация прошла практически полностью. В то же время Полеванов заметил, что главные декларированные цели приватизации не были достигнуты. "Быстрый передел собственности, - писал он, - преследовал в первую очередь не экономические, а политические цели. Акционеры не стали и не могли стать эффективными собственниками".

Предприятия, подвергшиеся процессу приватизации, лучше работать не стали и ни на йоту не приблизились к показателям эффективности, так как сама по себе смена формы собственности не обеспечивает повышения эффективности производства. Это повышение возможно за счет смены устаревшего оборудования на новое, применения более эффективных технологий, углубленных маркетинговых исследований, улучшения управления. Все эти процессы являются длительными по времени, требующими к тому же громадных дополнительных инвестиций. Поскольку государство устранилось от своей роли как инвестора (в соответствии с либеральной экономической моделью "невмешательства в экономику"), то ни на технологическое перевооружение, ни на подготовку квалифицированных управленческих кадров средств не было, что неизбежно вело к прогрессирующей деградации производства.

Владимир Полеванов указал, что "реализованная модель приватизации дала за два года в бюджеты всех уровней лишь 1 трлн рублей доходов, что в два раза меньше, чем доходы Венгрии от приватизации. Третья цель приватизации - пополнение бюджета - не реализована полностью".

Не привела приватизация и к финансовой стабилизации. Согласно докладу Полеванова, "дефицит консолидированного бюджета в 1994 году составил 47,7 трлн рублей, или 10% к ВВП. За аналогичный период 1993 года дефицит бюджета к ВВП составлял 9%. Структура федерального бюджета в 1994 году ухудшилась еще более значительно, чем консолидированного. Дефицит федерального бюджета за 10 месяцев 1994 года равнялся 49,8 трлн рублей, или 10,7% ВВП, в то время как в 1993 году он составлял 6,4%".

Также, по мнению Полеванова, не была достигнута цель создания конкурентной среды и содействия демонополизации народного хозяйства, так как технологически отсталое производство на большинстве предприятий не в состоянии конкурировать с более развитым западным производством. Во многом из-за этого выпуск продукции в целом по машиностроительному комплексу уменьшился в 1994 году на 45%, более чем наполовину потерян рынок товаров народного потребления. Стремление к демонополизации любой ценой во многом разрушило агропромышленный комплекс, разорвало технологические линии и межхозяйственные связи, что особенно сказалось в лесной промышленности и металлургии.

Далее Владимир Полеванов отметил, что, "по данным Госкомстата РФ, объем иностранных инвестиций резко сократился - с 2921 млн долларов США в 1993 году до 768 млн долларов за 9 месяцев 1994 года. Причем валютные инвестиции в основном направляются в добывающие отрасли промышленности".

Владимир Полеванов, будучи отстраненным от дел, написал и издал книгу "Технология великого обмана", в которой достаточно подробно описал все, чему был свидетелем. При этом он решительно отверг саму мысль, что ошибки и нарушения в ходе приватизации были следствием некомпетентности руководства страны или недостатка опыта. Полеванов настаивал на умышленном выборе и проведении именно таких реформ, нацеленных на скорейшее обогащение узкой группы приближенных к действующей власти лиц, в ущерб национальной экономике и стране в целом.

Таким образом Полеванов до конца оставался критиком компании реформаторов по Чубайсу. Когда летом 2005 г. Чубайсу исполнилось 50 лет, Полеванов передал ему такие пожелания: "...я бы подарил ему тур в Америку без права возвращения в Россию. Все, что он мог сделать для развала России, он уже сделал. Тем более как менеджер он - ноль. И чем быстрее мы отправим Чубайса из России, тем быстрее страна будет возрождаться".

В заключение приведем ещё одно высказывание В.Полеванова о стиле мышления руководителей приватизации: «Когда я пришел в Госкомимущество и попытался изменить стратегию приватизации, – рассказывает Владимир Полеванов, – Чубайс заявил мне открытым текстом: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом – новые вырастут».

КАК ПОЛЕВАНОВ БОРОЛСЯ ПРОТИВ ЧУБАЙСА

Ровно 20 лет назад Анатолия Чубайса назначили главой Госкомимущества РФ. В ноябре 94-го ушедшего на повышение «отца российской приватизации» сменил Владимир Полеванов. 

- Владимир Павлович, судя по официальной биографии, вы не работали с Ельциным в Свердловске. Окончив в 71-м геологический факультет, отказались от работы в столичном главке. Добившись перераспределения лично у министра геологии, укатили искать золото на Колыму. Джека Лондона начитались! Там и вкалывали до грозной осени 1993-го. После расстрела «Белого дома» геолога назначили губернатором Амурской области. 
- Вы хорошо подготовились к беседе. 

- Тогда объясните, как романтик из тьмутаракани попал на самое хлебное место России - в Госкомитет по имуществу?
- Это кадровое назначение - одна из неразгаданных «дворцовых» тайн за все годы «реформ». Я к этому не приложил никаких усилий. Единственное, в мае 94-го получил аудиенцию у Ельцина. Целых 24 минуты. Думаю, его поразило, что этот губернатор не просит денег, ресурсов. 

- А зачем добивались встречи?
- Область перестала быть дотационной. Чтобы привлечь зарубежные инвестиции, я создал залоговый фонд в 17 миллиардов долларов. Его-то и утвердил Ельцин. Месяца не прошло, сам президент прибыл на Амур с незапланированным визитом. Впервые в истории края! Цари, генсеки к нам не заглядывали. Ельцину у нас понравилось.
11 ноября вдруг получаю на свое 45-летие массу поздравлений на правительственных бланках. Из Кремля, от министров. Удивился - к чему бы такое внимание к рядовому губернатору? А уже 14 ноября вызвали в Москву. Там и узнал, что назначен главой Госкомимущества в ранге вице-премьера. На место Чубайса. Как позже выяснил, не благодаря ему, а вопреки. 

- А вы хоть знали, что такое приватизация?
- Только благодаря ей мы и сделали область самодостаточной. Все открыто продавали на конкурсах, за все брали максимальную цену, наполняли бюджет. Видно, это и сыграло роль в моем назначении.

Распродажа! 

- Что вы увидели на новом месте работы?

- Формальные показатели впечатляли. Около 60 процентов предприятий к концу 1994 года стали негосударственными, 40 миллионов россиян - акционеры. По массовости Россия заметно обогнала страны бывшего соцлагеря. В Польше, где «рыночный менталитет» куда выше нашего, за три года приватизировали лишь 30 процентов госпредприятий, в Венгрии - не более 20.
Но что стояло за высокими темпами и невиданными масштабами российской приватизации? Госимущество продавалось фактически за бесценок. Лихорадочно. Своим. В нарушение даже тех убогих законов, которые тогда были. 

- Это все эмоции. Факты где?
- Факты? Пятьсот крупнейших предприятий России с реальной стоимостью не менее 200 миллиардов долларов к концу 94-го ушли в частные руки всего за 7,2 миллиарда. Лихорадочная приватизация била и по национальной безопасности России. Запад прибирал к рукам оборонные предприятия. Это подтвердили материалы силовых ведомств, которые я запросил через две недели после назначения. Например, подставная российская фирма на средства гражданина США Д. Хэя, связанного с ЦРУ, приобрела около 30% акций Московского электродного завода с НИИ «Графит», производящего стратегический графит для военного ракетостроения. И научно-исследовательский институт под давлением американцев отказался принять заказ Военно-космических сил России. Один секретный институт создал уникальную, стопроцентно эффективную технологию противоракетной обороны на основе плазменных зарядов. Но какая-то «светлая» голова решила приватизировать его помещения и отдать под склады для импортных напитков и сигарет. Подобная участь постигла и ряд других оборонных институтов, предприятий. 

- Так вы же вице-премьер, Владимир Павлович. Вам и карты в руки! Исправляйте перегибы.
- В том-то и дело, что руки были связаны. Надо мной - первый вице-премьер Чубайс, куратор приватизации. Подо мной - замы Кох, Мостовой, Васильев… Люди того же Чубайса. Я их уволить не мог, чтобы свою команду сформировать. Анатолий Борисович давал понять, что моя роль в правительстве чисто исполнительская. Дескать, механизм приватизации уже отлажен и мне остается лишь подписывать подготовленные решения. 

Выбор был невелик: либо подписывай не глядя, и тогда я член команды, до сих пор бы болтался где-нибудь во властных структурах. Либо пытайся изменить ситуацию в интересах страны. Я выбрал второй путь. Стал менять правила игры. С мест пошли звонки, что замы мои продолжают прежнюю политику. Лишил их права подписи, все замкнул на себя. Чубайс устроил выволочку. Я прикинулся шлангом, как говорят в армии. Мол, должен войти в курс дела. 

- Вы с ним отношения не обостряли?
- Тогда еще нет. 

Изгнание советников 

- В Госкомимуществе сидели 35 советников, сотрудники иностранных фирм. В основном американцы. Свободно пользовались базой данных. Могли заранее знать, где, когда и на каких условиях пройдут аукционы по продаже госимущества, даже когда это составляло не просто коммерческую, а государственную тайну. С такой информацией победить на аукционе - дело техники. В любой западной стране доступ иностранных специалистов в подобные учреждения строго ограничен. Я приказал забрать у них пропуска и не пускать в здание. Но охрана - военизированное подразделение «Демократического выбора России» - не выполнила приказ. Американцы на сутки забаррикадировались в компьютерном центре. Видно, заметали следы. Я не стал вызывать ОМОН, чтоб не привлекать излишнее внимание. На следующий день заменил демократическую охрану простой милицией, что оказалось в три раза дешевле. Восстановил российскую юрисдикцию над Государственным комитетом РФ. Боже мой, что тут началось! Чубайсу это не понравилось. Наша, западная пресса подняла крик, что я враг реформ, подрываю российско-американские отношения, ввел казарменный режим и одним махом разрушил безупречный механизм приватизации. Но я держался. 

Следующий шаг - приостановил приватизацию алюминиевых заводов. Вспомните «Прощание с Матерой» Валентина Распутина. Мы затопили гигантские площади в Сибири под ГЭС, чтобы вырабатывать дешевое электричество для производства стратегического алюминия. А теперь заводы начали задешево скупать иностранцы. Те же печально известные братья Черные. Опять скандалы с Чубайсом. Обстановка накалялась с каждым днем. Посол в США Воронцов слал панические телеграммы из-за океана, что госдеп недоволен Полевановым, надо его снимать. 

- А что ваш с Чубайсом прямой начальник - премьер Виктор Степанович Черномырдин?
- Я пытался объяснить ему ситуацию. Но он отвечал: «Не мешайте Чубайсу проводить реформы!» Тогда я пошел ва-банк. Подготовил подробный «Анализ первого этапа приватизации и предложения по его совершенствованию». С цифрами, фактами, приложив записки из силовых органов. «По сути, произошло крупнейшее в истории России разбазаривание государственной собственности, что само по себе явилось одним из источников кризиса и заложило основы многочисленных будущих конфликтов, направленных на передел собственности, - писал я Черномырдину. - Цели приватизации искажались некомпетентными и умышленными действиями и в Центре, и на местах, что резко криминализировало ситуацию. В результате обвальной приватизации Российское государство серьезно ослаблено. Наблюдается скрытая интервенция иностранного капитала с целью подрыва обороноспособности и экономики страны для обеспечения принятой Западом стратегии «гарантированного технологического отставания России».
Я предлагал премьеру ряд мер по исправлению допущенных просчетов. Просил воздержаться от форсированного проведения второго этапа. «Связьинвест», «Норникель» и прочие серьезные объекты еще не стали тогда легкой добычей олигархов. Отдельный пункт: «Поскольку большая часть ответственности за упущения I этапа лежит на первом заместителе Председателя Правительства А. Б. Чубайсе, он объективно не заинтересован в искоренении недостатков и будет пытаться проводить прежнюю, во многом дискредитировавшую себя линию в области приватизации». Поэтому я просил поручить курирование Госкомимущества другому первому вице-премьеру.(Полностью документ см. на нашем сайте.) 

- И какой была реакция?
- Записку отправил Черномырдину 18 января 1995 года. 24 января меня уволили. В ¬Госкомимуществе я пробыл 70 дней. 

- А как же Ельцин, ваша надежда и опора?
- Я давно пытался встретиться с ним. Почему-то верил, что Борис Николаевич все поймет и поправит зарвавшихся приватизаторов. Но его заблокировали напрочь! Краткую аудиенцию у президента удалось получить с огромным трудом. Уже назначили день встречи, я основательно подготовился к разговору. В последний момент кто-то вычеркнул мою фамилию из рабочего графика президента. Прорвался к нему слишком поздно, когда МВФ поставил ультиматум: или увольняете Полеванова, или Россия не получит транш в шесть миллиардов долларов. Разговор был коротким: «Ничего не могу сделать. России нужен транш. Я вас в Контрольное управление отправлю. Пересидите, а там видно будет». Но по тону Ельцина понял - ничего мне в Кремле не видать. И действительно, вскоре убрали и из Контрольного управления президента.
И я вновь стал заниматься поиском золота. 

Евгений ЧЕРНЫХ

 


                                                              

Категория: Тёмные пятна истории | Добавил: lunev2009 (24.03.2014)
Просмотров: 1929 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]