Главная » Статьи » Художественный клуб » Живопись

Борис Кустодиев. Ничего, кроме Родины

Крестный ход.

Каждый живет в своей Руси. Кто-то проживает в Российской Федерации, созданной официальными СМИ, кто-то мается в Роиссе оппозиционных политневротиков, а кто-то – самые счастливые – обитают в России, увиденной однажды русскими живописцами – Левитаном, Нестеровым, Кустодиевым...

Последняя есть скрытая Родина, земля обетованная русского народа. Увидеть ее – высший дар. Русский художник Борис Кустодиев несомненно обладал им. Его Россия кому-то может показаться надуманной, стереотипной, невзаправдашной, бесконечно наивной. Это от отсутствия зрения. Истинного зрения. От отсутствия чувства Родины. В картинах Кустодиева невидимая для глазного нерва обратная перспектива – не мы праздно, критично лицезреем «нехитрые» сюжеты Бориса Михайловича, а, напротив, Кустодиевская Русь, скрытая Родина, взирает на нас, как на «объективную реальность» - суматошных, горделивых обладателей «собственного мнения».


Автопортрет. 1912 год.

Ряд исследователей предполагают, что фамилия Кустодиев происходит от старославянского «кустод» - так называли сторожа, церковного привратника. Неизвестно, были ли дальние предки Бориса Михайловича церковными служителями, но его ближайшие родственники связали свои жизни именно с церковью. Дед служил дьяком в одном из сел Самарской губернии, по его стопам пошли и сыновья – Степан, Константин и Михаил. Учился в духовной семинарии и Борис Михайлович, но поступил он в нее, скорее, в силу обстоятельств. После смерти отца в семье сложилось отчаянное материальное положение, а в духовной семинарии мальчик мог получить образование за казенный счет. Правда, семинарист Кустодиев не продемонстрирует выдающихся способностей, сделав успехи разве что в иконописи. Большую часть времени мальчик будет посвящать своему новому увлечению – скульптуре, вырезая из мягкого камня фигурки забавных животных.

Гуляние на Волге.

Троицын день

Любимой темой Кустодиева на долгие годы стала провинциальная Россия с ее народными гуляниями и цветастыми ярмарками и главными действующими лицами – жителями маленьких уютных городков.

Кустодиевские полотна узнаваемы сразу: яркие, красочные, с бьющей через край жизнью и множеством узнаваемых деталей. Когда он впервые увидел субботнюю ярмарку, он записал: «…это было умопомраченье по краскам – такое разнообразие и игра. Никакие эскизы, никакие фантазии не дадут ничего подобного – все так просто и красиво».

Балаганы.

Художник Александр Бенуа был убежден, что «настоящий Кустодиев – это русская ярмарка, «глазастые» ситцы, варварская «драка красок», русский посад и русское село, с их гармониками, пряниками, расфуфыренными девками и лихими парнями».

В 1920 году Кустодиев по заказу И. Бродского создает серию «Русь»: 26 акварелей, каждая из которых до мельчайших подробностей рассказывает о жизни простых русских людей. Извозчик, пьющий чай в трактире, прогуливающийся по городу представительный купец в богатой шубе, спешащий исполнить поручение половой, читающий газету сундучник, расхваливающий товар веселый булочник – каждый становится неповторимой частью картинки, которая собирается в один огромный пазл под названием «Русь».

После грозы.

Берлинский светила нейрохирургии Оппенгейм не подтвердил поставленный в Швейцарии диагноз, сочтя, что у Кустодиева опухоль спинного мозга. Несмотря на успешную операцию, в 1915 году боли вернулись – болезнь атаковала с такой жестокостью, что мастер не мог самостоятельно передвигаться. Он перенесет еще одну операцию, но до самой смерти так и останется прикованным к инвалидной коляске. Тем не менее, именно в этот период Кустодиев создаст самые яркие свои работы, наполненные бесконечным жизнелюбием и вихрем эмоций. На многих из них будет присутствовать неудержимая тройка, символизирующая движение – то, чего был лишен художник в жизни.

Не сломили Кустодиева и непрекращающиеся нападки коллег: футуристы ругали за нерешительность и нежелание «перерезать пуповину», которая связывала его с Репиным, декаденты определяли его работы как «безнадежно ортографические», критики часто вспоминали «лубочность» полотен мастера, а в 20-е годы назвали «последним певцом купеческо-кулацкой среды». Но он до последних дней продолжал воспевать то, что было дорого его сердцу - красоту и щедрость русской земли.

Гроза.


Категория: Живопись | Добавил: lunev2009 (30.03.2015)
Просмотров: 353 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]